Он не вернулся из боя

Наверное, у каждой семьи есть своя история, связанная с Великой Отечественной войной. Будучи ребенком, я впервые услышала от своей бабушки Галины Ивановны Баталовой рассказ о ее брате Гене, погибшем на войне. 6 апреля исполнился 71 год со дня его гибели, но память о нем живет в нашей семье.

 

Эту фотографию Геннадий Кузнецов (по центру во втором ряду) прислал родным с такой подписью: "На память маме от сына в дни Отечественной войны. Сентябрь 1943г. Группа командиров и боевых товарищей по совместной службе".

Эту фотографию Геннадий Кузнецов (по центру во втором ряду) прислал родным с такой подписью: «На память маме от сына в дни Отечественной войны. Сентябрь 1943г. Группа командиров и боевых товарищей по совместной службе».

Гена Кузнецов родился 6 сентября 1922 в городе Родники Ивановской области. Рос смышленым и проворным мальчишкой, хорошо учился, прекрасно знал историю и политологию — не стеснялся порой поспорить с учителями, доказывая свое мнение. С удовольствием посещал фотокружок, в 17-летнем возрасте даже победил во Всесоюзном фотоконкурсе и был награжден путевкой в Крым. После окончания школы 18-летнего юношу призвали в ряды Советской Армии и направили служить в Литву (город Таураге, Шауляйский округ) на границе с Германией. Поскольку и здесь парень проявил себя умным, способным и дисциплинированным, командование направило его поступать в Ленинградскую военную академию.

Он не прятался за спинами товарищей

18 июня 1941 года с большими планами и надеждами, юноша приехал в Ленинград, но через 4 дня грянула война… Ситуация изменилась: Геннадия направили на учебу в офицерское училище, где он получил звание младшего лейтенанта, и направили на фронт. Вчерашний мальчишка участвовал в обороне Ленинграда, по мнению сослуживцев, отличался храбростью и отвагой. В составе 1486-го пушечного артиллерийского Гатчинского полка Резерва Главного Командования Геннадий Кузнецов дорос до начальника разведки дивизиона, получил звание старшего лейтенанта. И это в 21 год!

«Как трудно командовать мужчинами, которые по возрасту годятся мне в отцы или деды», — писал Гена в письмах к родным. Он не прятался за спинами товарищей, а вместе со своими подчиненными ходил в разведку, хотя высшее командование и запрещало ему это делать — ценный кадр был начальник разведки. А сослуживцы с уважением относились к самому молодому командиру.

Всё для фронта, всё для победы!

Дома остались ждать бойца родители и младшая сестра Галя. «Все для фронта, все для Победы!» — под таким лозунгом трудилась вся семья Кузнецовых и с нетерпением ждала весточки с фронта от Гены. Мать Ольга Николаевна была прекрасной швеей, она дома шила военную форму для солдат: ее изделия, сделанные на совесть, с безупречными швами и ровными строчками, отправлялись на фронт.

16-летняя Галя, окончив 9-й класс, работала на текстильном комбинате, который выпускал авиационный брезент, ткань для пошива армейской формы. Вместе с другими подростками и стариками лютой зимой девчонка копала противотанковые рвы, утирая слезы от бессилия, когда тяжелый лом никак не хотел входить в мерзлую землю. Помогала носить раненых бойцов на носилках, когда их привозили с фронта в госпиталь, дежурила возле них.

Отец Иван Николаевич по возрасту и состоянию здоровья в действующую армию был не годен, его направили на восстановление военного завода в Подмосковье. Рабочим там приходилось нелегко: голодали, мерзли, массово умирали от истощения. Когда Иван Николаевич тяжело заболел (все тело покрылось страшными язвами вплоть до костей) его комиссовали и отправили домой.

Подпись Кузнецов

 

Материнское сердце не обманешь

Шла весна 1944 года. Советские войска прорвали блокаду Ленинграда. Началось наступление. В апреле продолжались бои в Псковской области. В районе поселка Стремутка Геннадий Кузнецов находился на пункте наблюдения, где во время артобстрела был тяжело ранен, спасти его не удалось. Это произошло 6 апреля 1944 года. За два дня до этого Гена написал письмо домой: мол, все в порядке, воюю, не волнуйтесь… Но когда родные радовались этому письму,   парня уже не было в живых. А вскоре пришла и похоронка.

Ее принесла в дом Кузнецовых молодая девушка из военкомата, которая училась с Геной в одной школе. Смахнув слезу, отдала страшное извещение Ивану Николаевичу и с понурой головой ушла. Дрожащими руками он держал листок и не мог представить, как сообщит об этом жене? До вечера так и не решился. А ночью его разбудил плач Ольги Николаевны: «Ой, горе! Гену убили! Гену убили!» «Ты что говоришь, тебе что, какой-то сон плохой приснился?» — спросил муж. «Нет, я знаю, что его убили, пришла похоронка», — ответила в слезах она, хотя никто о страшном известии Ольге Николаевне не рассказал. Просто материнское сердце не обманешь…

Родина отметила Геннадия Кузнецова орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалью «За оборону Ленинграда». Но, к сожалению, родным так и не удалось узнать, где именно он похоронен. Хотя обращались в разные учреждения, архивы, писали юным следопытам, живущим в районе поселка Стремутка, получить необходимую информацию так и не удалось.

В нашей семье бережно хранятся фотографии Гены, рассказы о нем и о событиях Великой Отечественной войны передаются из поколения в поколение. А значит, память продолжает жить.

Елена Кубарева

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *