ХИТРОСПЛЕТЕНИЯ СУДЬБЫ

Родниковец Юрий Чалый — один из тех людей, кого с газетой связывает не только обычный читательский, но и многолетний деловой интерес, а также дружеские отношения с сотрудниками редакции. Я познакомилась с ним сравнительно недавно, но успела заметить, что это личность неординарная. У него золотые руки и светлая голова, бездна юмора и иронии.

Прежде всего, я узнала, что Юрий Маркович — прекрасный переплётчик. Ежегодно он превращает растрёпанные годовые подшивки «Родниковского рабочего» в большие книги, и они отправляются в библиотеку и в архив, где их хранят для потомков. Такую работу Юрий Маркович делает с середины восьмидесятых для различных организаций и частных лиц. А началось всё с того, что, отдыхая в санатории им. Станко, увидел в библиотеке красиво переплетённую подшивку популярного журнала «Новый мир» и загорелся идеей выполнить нечто подобное своими руками. А потом в не менее популярном журнале «Сделай сам» за 1989 год нашёл подробное руководство по переплётным работам.

подшивка 2

Работы Юрия Марковича.

 

Жизнь Юрия Марковича складывалась так, что пришлось перепробовать несколько профессий, быть и простым рабочим, и руководящие должности занимать. К тому же, женился рано, нужно было семью содержать. Волей-неволей приходилось искать любую возможность заработка, и владение ремеслом оказалось как нельзя кстати.

Вы удивитесь, но Юрий Маркович ещё до переплётного дела освоил и такие, на первый взгляд, чисто женские занятия, как вязание и шитьё.

— Сразу после школы, в середине 60-х, я устроился слесарем-сантехником в ЖКО, — вспоминает Юрий Маркович. — Профессию освоил быстро — видимо, у меня всё-таки есть природная склонность что-то мастерить, заниматься ручным трудом. Навыки сантехника, замечу, мне потом очень пригодились в жизни. Так вот, однажды прихожу домой и вижу: сестра сидит и вяжет. Да так ловко! Я ей говорю: «Научи меня». Ну, она мне и показала, как петли набирать и самый простой узор. Сначала у меня, что называется, не пошло, но я не отступил, на другой день снова к сестре подошёл. И научился! Начал вязать всё, что только можно — от носков до курток, освоил разные техники, узоры. В магазинах тогда ничего особенного, радующего глаз, не было. А нитки можно было купить и связать совершенно уникальную вещь. Друзья и знакомые даже заказы делали. Вскоре так навострился, что мог вязать с завязанными глазами — читал, например, или смотрел телевизор и при этом, не глядя, перебирал спицами. Такое увлечение у мужчин тогда было не такой уж редкостью. Знаю, например, что вязанием, занимался будущий главврач ЦРБ, хирург Владимир Руженский.

А с конца 70-х я тоже во многом из-за всеобщего дефицита занялся шитьём. Сначала учился кроить и шить по книгам (к тому времени у меня имелась целая библиотека по рукоделию), а потом в 1989 году в ДК «Лидер» Людмила Батягина открыла курсы кройки и шитья, и я пошёл туда. За 12 выпусков этих курсов я, по-моему, на них был единственный мужчина. В отличие от других «курсантов», вернее — «курсанток», уже кое-что умел и скорее повышал свою квалификацию, старался достичь мастерства. И это мне удалось. Шил, что мне надо, чего советская лёгкая промышленность не могла нам предложить: модные брюки, костюмы, верхнюю одежду с мехом и из меха и т.д. Например, в моду только ещё входили спортивные полукомбинезоны и комбинезоны с верхом из болоньи. В магазинах их было не достать. И я ездил в Вичугу, покупал там нужную ткань, садился за швейную машинку «Зингер» и шил. Мои знакомые форсили тогда в брюках и в куртках-штормовках из джинсовой ткани, авизента. Тоже шил. Меховые полушубки и зимние вещи с меховой оторочкой со временем освоил. Просили сшить друзья и знакомые. Овчину заказчики тогда выделывали кто как мог: кустарным способом или отдавали на фабрику-химчистку «Новость» в Иванове. Для езды на мотоцикле сшил себе кожаные комбинезоны. Скажете, шитьё — не мужское дело? А как же Слава Зайцев? Он ведь тоже с простого шитья начинал.

чалые

Кроме Юрия Марковича, в семье никто больше рукоделием не заболел. Дочка в юности увлекалась вязанием, но сейчас живёт далеко, обеспечена и спиц в руки не берёт. Жена Раиса Григорьевна, с которой вместе без малого полвека, любит огородничать, занятиям мужа никогда не мешала. Впрочем, и сам Юрий Маркович сейчас уже не берётся за спицы, не садится за швейную машинку — годы берут своё, нет уже того молодого задора и мотивации — в магазинах много красивых, стильных вещей, можно одеться в соответствии со своим вкусом, были бы деньги.

И ещё один штришок к портрету Юрия Чалого. Сейчас он в соответствии с веяниями времени вышел в Интернет: общается по скайпу с детьми и внуками, ведёт переписку в соцсетях, вылавливает из Всемирной паутины то, что интересно. А интересно ему многое, и в числе прочего — родной русский язык. Искренне восхищается Юрий Маркович «великим и могучим» и печалится, что его неправильно используют и засоряют. Предлагаю вашему вниманию некоторые парадоксы нашего языка, собранные Чалым:

— Как перевести на другой язык, что «очень умный» — не всегда комплимент, «умный очень» — издёвка, а «слишком умный» — угроза? Почему «девичник» — женская вечеринка, а «бабник» — любвеобильный мужчина? Трудно объяснить иностранцу, что «жрать как свинья» — это очень много есть, а «нажраться как свинья» — будто и не есть совсем. «Хрен получишь» и «ни хрена не дам» — как ни странно, одно и то же. Это забавно, но и «чайник долго остывает» и «чайник долго не остывает» — одно и то же. Тонкости русского языка: «борщ пересолила» — то же, что «с солью переборщила». А как вам нравится такое: «Сел в автобус. Стою»? Оказывается, от замены буквы Е на Ё иногда значительно меняется смысл написанного. Например, «выпили все» и «выпили всё». В зависимости от того, ложат плитку или кладут, цены за работу прыгают от 10 до 50 долларов за квадратный метр. Почему-то в русской речи предисловия типа «не хочу тебя огорчать», «не хочу тебя обижать», «не хочу тебя учить» оборачиваются совершенно обратным.

Ольга Ступина

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.