Храним память о родных сердцу местах

Вот такое душевное письмо прислал в редакцию наш читатель

Травы налились, стоят готовы к очередному покосу. Но, увы, ­ убирать их некому. Более 30 лет назад покинули эти чудесные места трудолюбивые и заботливые наши родители и мы, их дети, которые с малых лет им помогали во всех деревенских делах.

Сенокос для деревни – это событие. Заготовкой сена на зиму занимались все – от мала до велика. Работы хватало всем. Если был жаркий солнечный день, то к вечеру сено уже убирали на сеновалы, а мы, детьми, любили на нем спать. Сено издавало незабываемый душистый аромат.

Детская память постоянно возвращает в прошлое, в родную деревню. Ирина Головина (Жалова) уехала с родителями маленькой девочкой. Ушли детьми – вернулись бабушками и дедушками. Жизнь разбросала нас по всему Союзу. Многие, конечно, не пришли.

Из Костромы приехала Галина Кривошеина (Васильева), из Ижевска – Галина Путилова (Сурнина), из Иванова – Константин Парышев, Татьяна Курганова, Валентина Селявина (Исаева), Александр Курганов, из Шуи – Галина Озеркова (Журавлева), а также из Родников и других окрестных сел и деревень. Встречались со слезами на глазах. Геннадий Ковалев и Валентина Селявина не видели друг друга больше 50 лет. Другие не виделись по 30 и 40 лет.

Вспоминали, как помогали своим матерям, которые работали на ферме. Девчонки с малых лет уже умели доить коров, мальчишки помогали дома и работали в совхозе. В 15-­16 лет уже могли работать на тракторе, помогать отцам. Больше всех трудились дети в семье Сачковых из Баранихи. Кто-­то пас деревенское стадо, кто­-то разносил почту, а кто-­то – трудился по дому и огороду. Заняты были все. Семья Куташовых и Лапшиных из Гулимова, дети в семье Журавлевых из Самулихи тоже трудились, не покладая рук. Семья Куташовых рано осталась без отца – вся тяжесть деревенских забот легла на плечи мамы Кати и старших детей. Времени на отдых почти не было. Привычная с детства к труду Т. Прусова до сих пор держит корову и других животных.

В деревне было много разных дел, и мы, детьми, помогали, как могли, жили трудно, бедновато. Ходили в Родники на базар продавать молоко, сметану, яйца, чтобы получить какие-­то денежки. В деревнях за труд практически не платили, были трудодни. Осенью за трудодни давали зерна. Вот и живи, как хочешь. Очень трудно жилось в деревне, и люди, прижатые гнетом таких каждодневных забот, уезжали в города, где жизнь была намного легче. Да потом еще и плотина на реке Парша окончательно решила судьбу наших деревень – они попали в санитарную зону, и последние жители покинули свои годами обжитые дома. Деревни стерли с лица земли. Сейчас там растет бурьян, где-­то уже лес, где­-то – засеянное поле, но у детей этих деревень осталась память о каждом доме.

Это все вспоминали мы, собравшиеся 30 июня, жители деревень, которых уже нет: Бараниха, Высоково, Гулимово, Самулиха, Надорожново, Шагино, Чанново. Осталась только память, связывающая нас с родными местами.

Это все вспоминали мы, собравшиеся 30 июня, жители деревень, которых уже нет: Бараниха, Высоково, Гулимово, Самулиха, Надорожново, Шагино, Чанново. Осталась только память, связывающая нас с родными местами.

Шорня­-река ключевая, холодная, не каждый мог в ней искупаться, и мы всей ватагой ходили на Паршу в местечко Райки, бывшую дачу Анны Михайловны Красильщиковой. Там был обустроен пляж, и мы купались, ловили рыбу, особенно много было раков. Проходя мимо двухэтажной дачи, любовались этим прекрасным местом: липо-­березовой аллеей, клумбами в цветах. Потом и это все разбили и уничтожили.

Зимой катались на горке, домой нас было не загнать. На реке чистили снег, делали себе площадку и играли в хоккей, клюшки вырубали из ивовых кустов, бегали до темна. Летом играли в футбол, волейбол и другие игры. Нам все было в радость. А по выходным из окрестных деревень жители собирались вечером на просмотр фильмов в местном клубе.

Вспоминали свою первую учительницу Марию Ивановну Курганову, которая дала нам первые знания. Потом были песни про деревню, тон задавали сестры Куташовы (ныне Г. Цветкова и Т. Осокина), Т. Прусова, сестры Журавлевы (ныне Г. Озеркова и Т. Конюхова), Г. Киселева (Лапшина), Н. Удалова (Курганова), Т. Мелеханова (Сачкова), Н. Батурина (Котылёва), Т. Комарова (Норкина), А. Жалов, А. Сачков и другие.

Нам всем по-­прежнему снится деревня, отпустить не хочет Родина наша. Сколько поколений здесь жили до нас – никому неизвестно, но покинули эти места мы последними, мы единственные храним память об этих дорогих и родных сердцу местах, где прошло наше босоногое детство. Край ты наш покинутый!

Время, как обычно, пролетело быстро, воспоминания продолжим при следующей встрече над Шорнею­рекою. Она одна сейчас осталась на прежнем месте и несет свои чистые воды в светлое будущее, надеясь, что когда-­то на ее берега вернутся люди и вновь зазвучат детские голоса.

Самулиха, июнь 2018 год

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *