Мечтатель, искатель, творец

Какой советский ребёнок не мечтал попасть в такие лагеря, как «Орлёнок» и «Артек»: отдохнуть на берегу Черного моря, напитаться южным солнцем, обрести новых друзей со всей страны и привезти домой багаж впечатлений? Прошли годы, а дети по-прежнему стремятся туда. А с ними и взрослые. Среди них – наш земляк, художник Илья Соловьев (в творчестве – Самбор). В «Артеке» он в общей сложности проработал четыре года, о чём рассказал «Родниковскому рабочему». 

На творческой встрече с Никасом Сафроновым.

Коротко о собеседнике

Илья Соловьев закончил Родниковскую Детскую школу искусств и Ивановское художественное училище им. Малютина. Участник всероссийских и международных конкурсов. Художник­-оформитель, преподаватель. Увлекается и изучает народную и славянскую культуру.

Пан или пропал

­- Илья, расскажите, чем занимались до отъезда в Крым?

­- Я рисовал. Рисовал всегда, можно сказать, с пелёнок. Участвовал в международных конкурсах в Москве, Ярославле, Костроме. Длительное время работал в детском лагере «Строитель» (Тейковский район) художником. Когда не было заказов, ездил в Москву. Участвовал в художественных выставках в Иванове.

­- Как получилось, что работа нашла вас в «Артеке»?

­- На эту поездку меня подтолкнули трудности с работой и спонтанные мысли. У нас в маленьких городках с работой, мягко говоря, трудно, и зарплата оставляет желать лучшего. В поисках обратил внимание на знаковые российские лагеря – «Орлёнок», «Артек». В «Орленке» мама была школьницей. Написал в «Артек», мне ответили и пригласили на работу. Я собрал сумку, деньги – и поехал на автобусе.

­- Как принял вас лагерь?

­- Сначала оживленно: «Артек» ­- это центр, куда входит 9-­10 лагерей. Практически это небольшой город, международный детский центр, и не только. На его территории проходят слеты, съезды со спортивным, научным уклоном. Там всегда очень подвижно, всегда много людей.

Я ехал в неизвестность – или пан или пропал. Страхов не было. Жизнь одна. Надо было попробовать.

Пристанище творческих душ

­- По вашим наблюдениям, много ли в «Артеке» таких ищущих, талантливых людей, как вы?

­- Да почти все (улыбается). Ну или большинство. Я бы выделил три категории людей.

Процентов 50-­60 – люди интересные, самобытные, этакие мечтатели, любящие природу. Сюда же можно отнести приезжих из маленьких городов.

Вторая категория – это местные, с Гурзуфа или окрестностей. Люди с опытом, знающие.

Третья категория – люди, давно приехавшие, еще при Союзе. Кто­то корни пустил, обзавелся семьей. Застали украинскую историю и перешли в Россию. Мастера, знатоки своего дела.

­- С чего началась ваша работа?

­- Я показал руководству лагеря свое творчество – роспись стен. Меня пригласили. Как раз там была стена для росписи. Подумал, начну с нее, а потом посмотрим. Потом я узнал, что в лагере есть целое художественное подразделение. Меня познакомили с этой художественной ячейкой. Выяснилось, что там преподают то, чему я учился в родных краях. Предложили попробовать. Как понял, руководству понравилось, как я организовал работу с детьми. Могу работать в разных техниках. Предложили продолжить. И я влился.

Изучать людей полезно для творчества

­- Илья, расскажите про свои рабочие будни.

­- Особенность работы в лагере в том, что у нас краткосрочные программы занятий. Нужно ребенка вовлечь в художественный процесс, чтобы разбудить его фантазию, зацепить ее чем­-то, чтобы он, приехав домой, мог развивать свои идеи. Дать искру, чтобы она разгорелась в костер – как в девизе «Артека».

К нам попадали разные дети…

Продолжение читайте в газете «Родниковский рабочий» от 7 апреля.

Наталья Харитонкина

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *