Не допустить пережить это снова

Тамара Земскова из с. Мелечкино, ветеран труда,  прислала в редакцию письмо, в котором рассказала о судьбах своих родственников, проживавших во время войны в Белоруссии, где в особенности бесчинствовали нацисты:

­- Прошло почти 75 лет после Победы в Великой Отечественной войне. Она коснулась каждой семьи. Мы помним тех, кто, не жалея себя, защищал свою Родину, своих матерей, детей.

Я родилась после войны, но по рассказам моей мамы Валентины Ивановны Завьяловой знаю, как им было невыносимо тяжело. Мама с болью и слезами на глазах рассказывала об издевательствах немцев, о том, как отбирали последний кусок хлеба, как было голодно и холодно. Перескажу лишь несколько эпизодов.

Она жила в Белоруссии  в Могилевской области. Под пулями и обстрелами фашистских захватчиков мама носила еду своему отцу, Ивану Васильевичу Калинину, который сражался со своей частью за небольшую деревню Кривая Нива, что рядом с деревней Ветухна в Могилевской области. «Пули свистят, идет обстрел с немецкой и советской стороны, -­ говорила она. – Присядешь, подождешь, как закончилась стрельба, побежишь, иногда и пули просвистят над головой». Позднее часть, в которой воевал мой дед, была переброшена в другое место. Мне довелось побывать на том месте, где шли тяжелые бои.

Мои родные были вынуждены уйти из своих домов в землянки. Женщины, дети, все, кто мог, рубили лес, катали бревна, делали настил, закрывали верх мхом, сучками, соломой, травой, оставляя только вход, внутри прятались от фашистских танков. Танки грохотали и рушили все на своем пути, проезжали по землянкам, в которых были люди.

У моей мамы была старшая сестра Татьяна (на фото). Она была  членом партизанского отряда. Таня работала в типографии, печатала и распространяла листовки, в которых были призывы к борьбе с немецкими оккупантами. Когда немцы захватили подпольную типографию, схватили Таню и вывели к людям. Маленькую дочку Галю бросили в угол сгоревшего сарая, а Таню ­ живой в горящий дом. Мы долго не знали, что стало с Галинкой. Совсем недавно я узнала, что ее выходили чужие люди, и она осталась жива.

Мама, ее сестры и брат Василий всю войну выживали. Сейчас в живых остались только две сестры – Вера и Софья. Мой дедушка пропал без вести. Бабушка Анна Ивановна делала запросы в военкомат, но мы не знаем, где земля стала для него пухом.

В тылу тоже было трудно. Мой папа остался без матери и отца, когда ему было 10 месяцев, его воспитывала тетя Прасковья Ивановна. Она жила в Родниках, работала агрономом. В войну папа, 12-­летний мальчишка, ходил с детьми на поля, копал картофель и собирал «тошнотики» ­ так называли гнилую картошку. За свои заслуги перед Отечеством она была награждена медалями, орденом, почетными грамотами. 

Один день во время войны – это уже подвиг. Когда мы смотрели по телевизору фильмы про войну, мама уходила и плакала, говорила, что было чудовищно страшно. Она не хотела вновь это пережить. Мы, послевоенные дети, которым довелось услышать из уст очевидцев об ужасах войны, просто обязаны рассказывать своим детям и внукам о подвигах солдат, о судьбе дедов и прадедов. Чтобы ни один снаряд больше никогда не взрывался. Желаю всем мирного неба, душистого хлеба, море воды и ни капли беды.

[SvenSoftSocialShareButtons]

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *