«Главный смысл жизни – в служении людям»

%d1%81%d0%b0%d0%ba%d0%b8%d0%bd-%d0%b2%d1%80%d0%b0%d1%870001В истории районного здравоохранения было немало ярких, интересных личностей, которые оставили добрый след в сердцах людей и о которых до сих пор вспоминают с неизменным уважением и почтением. Один из таких, почти легендарных, родниковских докторов – Николай Константинович Сакин, выдающийся офтальмолог, хирург.

Николай Константинович приехал в Родники в 1931 году после окончания Саратовского медицинского института, уже имея врачебный опыт: под руководством  талантливого хирурга Александра Степановича Русинова, работая в сельской больнице, он научился делать сложнейшие, можно сказать, ювелирные операции на глазах. У нас он возглавил глазное отделение больницы. По тем временам условия для работы здесь были прекрасными: две палаты и собственная операционная. Кроме того, молодой врач стал вести ещё  поликлинический приём. Его, как водится, нагрузили  и общественной работой – например, проводить занятия в школе медсестёр. 

Глазные болезни у родниковцев  были чрезвычайно распространены – сказывались голод, нищета и разруха, пережитые страной, да и текстильное производство здоровью глаз никак не способствовало. Николай Константинович многим людям сохранил зрение. Одним из первых в стране он применил метод пересадки роговой оболочки глаза и тканевой терапии, пристально следил за новинками офтальмологии и использовал их, насколько это было возможно, в своей практике. Он даже выступал с докладом о своём опыте лечения глазных болезней на конференции офтальмологов­-новаторов в Москве, в  профильном институте им. Гельмгольца,  в зрелые годы  учился у светил советской медицины.

В войну Н.К. Сакин возглавил эвакогоспиталь в Родниках, оперерировал раненых солдат и не переставал оказывать медицинскую помощь населению. В молодости доктор Сакин  был активным спортсменом: занимался конькобежным спортом, играл в футбол. В более зрелые годы любил выходы на природу, был страстным охотником, вместе с женой ухаживал за роскошным цветником возле дома.  Николай Константинович так организовывал каждый свой день, что успевал переделать много дел. Но медицина, конечно, у него всегда была на первом месте – глазное отделение при нём было одним из лучших в больнице, а сам он продолжал свою врачебную практику до глубокой старости. Имея за плечами более полувека стажа, он продолжал принимать пациентов в поликлинике комбината, люди к нему шли нескончаемым потоком.

Н. К. Сакин был одним из тех больших, настоящих врачей, которые лечат не только лекарствами и разными  медицинскими процедурами, но и словом.   Он умел поддержать,  вселить в пациента уверенность в выздоровлении, был безукоризненно вежлив и внимателен.

Доктор­-фтизиатр Наталия Аркадьевна Копытко, жившая в детстве по соседству с Сакиными, так вспоминает Николая Константиновича: «Он представляется мне человеком какой­то особой породы, барином в хорошем смысле этого слова –  вёл размеренный образ жизни, никогда не повышал голоса, всегда был безупречно и со вкусом одет, пострижен. Очень любил охоту, держал настоящих охотничьих собак, ирландских сеттеров,  его лучшими друзьями  были  такие же заядлые охотники из руководства комбината и Алексей Александрович Салеев, который не был любителем пострелять, но  тоже  всегда выделялся  своей воспитанностью,  особым складом характера, благородной натурой.  Они дружили семьями,  не раз ходили на охоту сначала пешком, а потом, когда Николай Константинович купил «Запорожец», ездили на машине.

У Сакиных был большой красивый цветник и беседка, увитая плющом, в которой доктор любил отдыхать. Пациенты не оставляли его и дома: часто у них в огороде на завалинке  рассаживалась целая очередь каких-­то очень простых,  деревенских людей, которые хотели получить у него консультацию, но не смогли попасть на приём, с собой они приносили какие-­нибудь нехитрые дары вроде мёда, молока, яиц, ягод.

Николай Константинович был человеком педантичным, рабочий день у него был расписан по минутам. При этом он всегда был в отличной физической форме, правильно питался, что, наверное, и позволило ему прожить долгую и плодотворную жизнь.

У него было три жены. Первую, Таисью Ивановну, балерину,  я помню смутно: она рано умерла. Вторая, Павла Флегонтовна,  была заведующей детским садом комбината. У неё тоже, к сожалению, вскоре начались проблемы со здоровьем, и она скоропостижно скончалась у мужа на руках прямо на улице, когда они шли в гости.  Павла Флегонтовна  вместе работала и дружила с его будущей третьей женой  Екатериной Ивановной. 

Детей у Николая Константиновича не было, и он считал своей дочерью дочь Екатерины Ивановны от первого брака Нелли, которую в раннем детстве спас от смерти в результате страшной черепно-­мозговой травмы.

Все три жены Сакина и его названная дочь тоже были прекрасными, интеллигентными людьми. Они окружили его любовью и заботой и позволили ему раскрыть свои таланты, свой личностный потенциал».

Пожелтевшие страницы нашей газеты сохранили для нас не только многочисленные слова признательности доктору Сакину, но и его врачебное кредо. Он говорил: «В служении людям вижу главный смысл своей жизни». И это были не только слова.

Н. К. Сакин отдал медицине, людям всего себя. Он был награждён медалью «За доблестный труд» и орденом «Знак Почёта», носил высокое  звание «Отличник здравоохранения».

Ольга Ступина

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *