Солёный привкус флотской жизни. Воспоминания подводника

Множество наших соотечественников за годы Советской власти и после перестройки, в новой России, исполняли свой служебный долг за пределами Отечества.

И сегодня наш рассказ об одном таком человеке, о нашем земляке Владимире Мельникове. Владимир Валентинович – ветеран-подводник, за плечами которого 10 автономных плаваний по бескрайним просторам мирового океана на атомной подводной лодке и выполнение серьезных военных задач.

На морской службе парнишка из с. Воронцово оказался, можно сказать, случайно. Хотел поступать в Саратовское высшее военное училище лётчиков-истребителей, но не прошёл – слишком строг был там отбор. А на армейском призывном пункте к нему и его другу Серёге Ветрову подошли два курсанта морского учебного заведения и шёпотом сообщили, что есть возможность поучиться в сверхсекретном учебном заведении, в котором специальное образование дают как в энергоинституте, а после стартануть, куда захочешь. Друзьям такое предложение показалось крайне заманчивым, и они согласились. Вместе с ними отобрали около 200 человек. После сдачи экзаменов, им предложили несколько направлений учёбы. Были ракетчики, вычислители, а Владимир попал на специализацию, связанную с техническим обслуживанием ядерных реакторов и турбин подводных лодок.

 

Служба на атомной подводной лодке одарила нашего земляка Владимира Мельникова (на фото - слева) не только бесценным профессиональным опытом, но и опытом боевого братства, товарищеской взаимопомощи. Нет достойнее призвания для мужчины, чем защита Родины. Слава тем, кто с честью исполнил свой воинский долг! Низкий поклон тем, кто сейчас защищает рубежи России и стоит на страже её интересов!

Служба на атомной подводной лодке одарила нашего земляка Владимира Мельникова (на фото — слева) не только бесценным профессиональным опытом, но и опытом боевого братства, товарищеской взаимопомощи. Нет достойнее призвания для мужчины, чем защита Родины. Слава тем, кто с честью исполнил свой воинский долг! Низкий поклон тем, кто сейчас защищает рубежи России и стоит на страже её интересов!

 

 

Проверка на прочность

И начались суровые учебные будни. «Девиз наших командиров был: «Драть и резать! Выживает сильнейший!», — с усмешкой вспоминает Владимир Валентинович. – Строжайшая дисциплина и учёба, учёба с утра и до вечера, до головной боли. Месяца через три начались проверки в барокамере – то ещё испытание! Погружали всего на 10 метров, но процентов 30 из нас не выдержало давления – их списывали на флот. Трёхъярусные койки стали двухъярусными – народу поубавилось. По окончании 1 курса – экзамены и две недели отпуска, а потом на два месяца на завод Северодвинска, где делали атомные подводные лодки, и на корабельную практику по военно-морским базам атомных подводных лодок. Хлебнув корабельной практики, ушли ещё процентов 15 курсантов. Койки в казарме на 2-м курсе стояли уже в один ряд. Снова барокамера – уже на 10 атмосфер, 100 м глубины. Группа из 10 человек проходила её целый день. И тут многие не выдерживали: на глубине рвались барабанные перепонки, шла носом кровь. Их или списывали вчистую или, если желали, направляли служить на атомные надводные корабли «Киров» и «Фрунзе». После барокамеры — снова экзамены и стажировка в течение 3-х месяцев.

 

 

 Становление профессионала

Наш земляк выдержал все испытания и в декабре 1977 года окончил школу техников ВМФ и получил «корочки» техника-судомеханика. «Попал я на многоцелевую атомную подводную лодку проекта 671-К К-370 (впоследствии служил ещё на подлодке К-323

имени 50-летия СССР), в 3-ю дивизию атомных подводных лодок, продолжательницу славных традиций подлодок 1-го поколения на Северном флоте, — продолжает Владимир Валентинович. — И экипаж, и климат в коллективе мне понравились. Оттуда меня пригласили на должность старшины команды турбинистов – самую тяжёлую и уважаемую должность на атомной подводной лодке. Я и мои подчинённые обеспечивали ход лодки, работу её ядерного реактора, подачу электричества, питьевой и технической воды, воздуха, поэтому наш отсек был самым опасным в энергетическом отношении и самым «густонаселённым».

Прежде чем атомная подводная лодка выйдет в море и отправится в автономное плавание, экипаж на суше проводит огромную, тяжелейшую работу по подготовке к походу. Проверяются, ремонтируются и отдраиваются до блеска все узлы и механизмы, происходит отладка оборудования, проводятся тренировки по борьбе за живучесть подлодки, учения на воде и на суше, отрабатываются действия экипажа в случае той или иной нештатной ситуации (пожар, поступление воды через пробоину, утечка радиации и т.д.), идёт строевая подготовка, проверка документации.

«Море, как женщина, делает из мальчика мужчину», — считает Владимир Валентинович. И для него первые месяцы в должности были серьёзной проверкой на мужество, на характер. Ошибался, срывался, уходил к себе в каюту и плакал, но выдюжил. И подчинённые, и начальство признали в нём крепкого профессионала, зауважали. И вскоре уже многие не прочь были заполучить такого специалиста к себе в экипаж.

 

Атомная субмарина как она есть

А теперь немного об атомной многоцелевой подводной лодке К-370 ( и К-323), где довелось служить нашему земляку. Это подводный истребитель, способный поражать как подводные, так и надводные цели. В мирное время подлодка занимается дальней разведкой – колесит по просторам Мирового океана и следит за перемещениями и действиями подводных лодок и кораблей, составляющих авианосно-ударную группу вероятного противника. И в мирное, и в военное время многоцелевая подводная лодка сопровождает собственные надводные военные корабли, защищая их от нападений. Владимир Валентинович, говорит, что подлодки такого класса в наше время, безусловно, скрытно сопровождали тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» и другие военные суда к берегам Сирии и обратно. В условиях войны многоцелевые подлодки призваны уничтожать военно-морские базы и береговые укрепления врага, а также защищать оснащённые баллистическими ядерными ракетами стратегические подводные лодки, чтобы они успели нанести ответный ядерный удар. Лодки этого типа натовцы не зря прозвали «Viktory» — «Победа».

%d0%bc%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2

Боевые задачи выполнены!

И в советское время, и сейчас атомные подводные лодки – весомый аргумент в международной политике, остужающий самый воинственный пыл. В этом Владимир Валентинович убедился на собственном опыте. Многоцелевые атомные подводные

лодки ходили в автономные плаванья с заходом в Анголу, в Йемен, на Кубу. Их подлодка, выполняя боевые задачи, часто бывала в Карибское море, у берегов США. В конце 70-х Мельников и его товарищи выполняли боевые задачи по поиску и обнаружению новой американской подводной лодки класса «Огайо», вышедшей на ходовые испытания, а на обратном пути отрабатывали блокирование натовской базы «Холи-Лох» в Ирландии. В июне 1982 года получили приказ срочно передислоцироваться в Средиземное море – там Израиль начал боевые действия против Сирии, с которой у СССР был договор о военном сотрудничестве. Перед уходом экипаж построили на пирсе, и член Военного Совета Северного Флота сказал подводникам: «Товарищи, идёте в территориальные воды Сирии. Сухопутной границы у нас нет, с суши мы им помочь не можем. Поэтому в случае вторжения Израиля на территорию Сирии – топить израильские транспорта».

«Обычно атомная подлодка тихо крадётся возле так называемых противолодочных рубежей противника, а мы в тот раз пролетели мимо них, что называется «с топаньем и свистом», практически не скрываясь, — говорит Владимир Валентинович. – «Пропахали» под водой чуть ли не через половину Земного шара и менее чем через две недели «прилетели» к побережью Сирии, едва не задев по дороге нефтяную вышку в Тунисском заливе. Как только доложили командованию о прибытии в назначенное место, по всем новостным каналам и через МИД пошла информация: «Советская подводная лодка вошла в территориальные воды Сирии защищать интересы СССР и его военного партнёра». Израиль остановился на Голанских высотах, боевые действия были прекращены.

Среди многочисленных своих наград наш земляк особенно ценит медаль «Ветеран холодной войны на море». Гордится, что в 1978 году его подлодка была признана лучшей на Северном флоте по обнаружению и атаке атомных подводных лодок противника.

Напомню, Владимир Валентинович Мельников за 28 лет службы участвовал в 10 автономных плаваниях, каждое из которых длится 75-78 дней. Приходилось плавать и подо льдами, в полярных широтах, и в тропиках, на экваторе. На Севере приходилось рисковать и поднимать подлодку, пробивая полынью, чтобы вовремя выйти на связь. На Юге отсек Мельникова превращался в пекло: люди работали при температуре 69 градусов Цельсия. Случались и аварии, которые общими силами приходилось устранять. Жена однажды заглянула в старый журнал боевой подготовки турбинного отсека и пришла в ужас – умоляла бросить службу и перейти на «гражданку». Только пожары случались более десятка раз; один, признанный диверсией, едва не стал военным Чернобылем.

 

 Ветеран  мирного труда

Даже дома у Владимира Мельникова всюду напоминания о море, о флотской жизни.

Трудно управлять огромной атомной подводной лодкой, напичканной умными машинами и механизмами, электроникой и современным вооружением – в замкнутом пространстве, в окружении чуждой и опасной водной стихии. Представьте себе плавающий в толще мирового океана пятиэтажный дом ( а современные подлодки и

вовсе девятиэтажки!), всякое случается, в том числе и трагедии. Среди друзей-подводников Мельникова есть и те, кто погиб на боевом посту – при аварии или столкновении. Каждого погибшего ветераны подразделения поминают на своих ежегодных встречах.

Владимир Валентинович вышел в отставку в 1990 году, в роковое для страны и армии время, когда в угоду американским «партнёрам» высшее руководство страны готово было похоронить всю её военную мощь. И сейчас он с большой надеждой смотрит на усилия президента России Владимира Путина и министра обороны Сергея Шойгу по возрождению былой славы нашей армии и флота, мощи нашей державы.

И на «гражданке», В Родниках, Владимир Валентинович не сидел сложа руки. Начал с обучения рукопашному бою мальчишек и девчонок в Постнинском, потом 18 с лишним лет отработал в службе безопасности комбината, возглавлял ЧОП. Когда строительство родниковской ТЭЦ вышло на заключительный этап, его как специалиста пригласили возглавить котло-турбинный цех, обеспечивать подачу потребителям тепловой и электрической энергии. Ушёл совсем недавно, когда почувствовал: сделал всё, что мог, пора на заслуженный отдых. Но флотская выправка, интерес к жизни, энергия человека, прошедшего флотскую выучку, не покидают Владимира Валентиновича Мельникова и сейчас уже в роли мужа, отца и деда.

Ольга Ступина

[SvenSoftSocialShareButtons]

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *