Трудиться на благо родной земли

Многие из наших земляков старшего  и среднего поколений с ностальгией вспоминают советское время, которое  сейчас не вполне корректно  именуют застоем. Конечно, элементы стагнации экономики,  бюрократического омертвления системы всё же были, но были и те, кто  реально двигал страну вперёд — развивал промышленность и сельское хозяйство, науку, строил, учил, лечил и делал ещё массу полезного и важного для нас, нынешних, ибо мы теперь, сами того не замечая, пользуемся плодами их трудов. Может быть, благодаря этим  не всегда знаменитым  и окружённым почётом труженикам Россия и идёт сквозь века, не сдаваясь историческим бурям  и экономическим штормам. И сегодня речь пойдёт о человеке из такой вот деятельной и серьёзной породы  — Валентине Яковлевиче Парюгине, бывшем почти два десятилетия председателем колхоза им. Фрунзе.

img_0032

Валентин Яковлевич Парюгин со своей верной спутницей жизни Людмилой Александровной.

 

Чашу тяжёлой жизни испил до дна

Валентин Яковлевич происходит из большой крестьянской семьи, его корни здесь, в окрестностях Тайманихи, которая стала в советское время центральной усадьбой хозяйства. Отец — участник Великой Отечественной войны, с 13 лет начал трудиться на этой земле. После революции стал одним из инициаторов создания колхоза им. Фрунзе и одним из лучших ветеринарных фельдшеров района, Героем Социалистического труда. И эту «привычку к труду благородную» передал и своим детям, и в частности —  младшему сыну, которому, как оказалось, судьбой было назначено открывать новые горизонты в развитии хозяйства.

 «Нас, детей, в семье было девять человек, — говорит  Валентин Яковлевич. — Родители целыми днями на работе. Отца в любое время дня и ночи могли вызвать оказывать помощь скотине — тогда и в колхозе, и у частников её было предостаточно. Трудился он, конечно, не покладая рук, многое сделал для хозяйства, за что и удостоился вместе с руководством колхоза высокой награды. Несмотря на это жили мы бедно. Особенно тяжело пришлось в войну, когда отца забрали на фронт. Из девяти детей нас осталось шестеро,  я самый младший. За мной, как правило, приглядывала одна из сестёр. Все дети  с малых лет  уже работали в колхозе. Помню, сестра куда-то ненадолго ушла, оставила меня одного, а я наигрался, залез под печку, в закуток, где ухваты, и заснул. Пришла сестра, потом мать и все остальные — с ног сбились, искавши, пока я не проснулся и не вылез из своего укрытия.

Вернулся с фронта отец, стало немного полегче, но всё равно тяжело. Дом у нас был очень старый, требовал ремонта. Отец до войны сделал новый сруб, хотел строиться, но не успел. Пока был на фронте, брёвна пришли в негодность, а новые купить было не на что. Когда отцу дали Героя соцтруда, многие большие начальники приезжали к нам и удивлялись, в каких условиях мы живём, обещали помочь, да так и не помогли. А отец после войны прожил недолго. В 1951 году его покалечил бык-производитель, которому он, ветеринар, вставлял в нос кольцо. Отец скончался на следующий год на операционном столе».

О бедности, о нужде, о полуголодном существовании колхозников после войны Валентину Яковлевичу Парюгину пришлось узнать не понаслышке. Он, как и отец, с 13 лет пошёл работать. Брался в колхозе за любую работу: пас свиней и овец, растил и убирал урожай в полеводческой бригаде.  В общем, чащу тяжёлой крестьянской жизни испил до дна.

 

 Стать военным — не судьба

 В армии довелось служить в Германии. Тоже примечательное было время — середина 60-х, мир на грани Третьей мировой войны, Карибский кризис, строительство Берлинской стены. В самый напряжённый момент, когда отношения между двумя сверхдержавами — СССР и США —  обострились до предела,  группу наших войск, расположенных в  Германии, перевели на военное положение. «Суток десять, наверное, спали с автоматами и в полной боевой готовности, — вспоминает Валентин Яковлевич. — К счастью, всё обошлось, но мир  действительно находился  на грани гибели».  Армейская служба с её порядком, определённостью и важностью для судьбы страны и человечества привлекла деревенского паренька, и он попросил начальство оставить его на сверхсрочную — хотел стать кадровым военным. Но мечта разбилась о суровую прозу жизни — не было вакансий.

 

   Выбрали единогласно

В 1965 году, отслужив, Валентин Яковлевич возвращается в родной колхоз. Там тоже с работой были проблемы. Но, видимо, всё-таки были в молодом человеке явные лидерские качества и желание проявить себя, потому что его посылают учиться в Ивановский сельхозинститут на годичные курсы руководителей сельского хозяйства, предназначенные для повышения квалификации. » На этих курсах занимались  действующие председатели колхозов, опытные хозяйственники, я среди них был самый молодой, — говорит Валентин Яковлевич.  — После окончания меня поставили руководить знаменитой шелковской полевой бригадой. Костяк её составляли участники Великой Отечественной войны, их жёны и вдовы фронтовиков. Коллектив был очень дружный, сплочённый. Работали на совесть. И практически всегда мы занимали 1-е место среди шести бригад по всем  основным показателям (производству зерна, картофеля и т.п.). Но хоть и работалось мне здесь хорошо, где-то в глубине души крепло убеждение, что способен на большее. Да и зарплата, по правде говоря, не устраивала. Я старался использовать любую возможность чему-то научиться, расширить свой кругозор. И, в конце концов, набрался смелости и попросил направить меня на учёбу в совпартшколу в Иваново. Отучился там с 1968 по 1970 год и снова вернулся в колхоз, на этот раз на должность заместителя председателя.

Возглавлял хозяйство тогда Борис Николаевич Круглов, бывший руководитель колхоза «Заря», его вскоре назначили руководить ОКСом, и я на полтора года оказался на положении временно исполняющего обязанности председателя колхоза им. Фрунзе. В колхозе тогда шло бурное строительство: коровник на 200 голов, мастерские, два картофелехранилища, тёплая стоянка. Мне сразу предложили возглавить колхоз, но я долго отказывался — считал, что у меня недостаточно опыта решать поставленные задачи. Тогда на это место начали искать «варягов» —  людей со стороны, но так и не нашли желающих. И тогда на общем собрании встала одна колхозница и сказала: «Зачем нам приезжий председатель? Пусть работает свой, местный!»  И меня утвердили председателем колхоза им. Фрунзе единогласно».

 

 В водовороте председательских дел

Руководил хозяйством Валентин Яковлевич Парюгин 18 лет. Это были годы, когда оно серьёзно преобразилось.

 «Вступая в должность председателя, я лично осмотрел все  хозяйственные объекты: телятники и молочно-товарные фермы (их было тогда у нас пять), оценил  реальное состояние дел,  — вспоминает Валентин Яковлевич. —  Честно говоря, увиденное не порадовало — всё уже приходило в упадок, на фермах на 100 голов КРС не было никакой механизации (ни молокопроводов, ни механической кормораздачи и удаления навоза) — работать людям было очень тяжело. Пришёл в замешательство — с чего начинать?! И, поразмыслив, принялся реконструировать старые фермы, внедрять на них механизацию. Здесь тоже работали люди военного и послевоенного поколения — добросовестные, не привыкшие к удобствам, но молодёжь в тех условиях трудиться бы, конечно, не захотела, и все новшества были рассчитаны, в первую очередь, на неё.  Жилья тоже не было — не строили, и молодёжь уезжала из хозяйства. Поэтому я стал искать способы решить и эту проблему. Хозяйство тогда работало успешно и по основным производственным показателям занимало  3-е место в районе.  Кроме того, мы возделывали лён — культуру очень прибыльную. Так что, деньги были. У колхоза им. Фрунзе — единственного хозяйства в районе — даже имелся свой  расчетный счёт в банке. Поэтому, когда ко мне обращались по поводу предоставления жилья, я старался эту просьбу по возможности удовлетворить, дом построить».

 

С заботой о людях

В условиях плановой экономики у руководителя хозяйства  проблем было, наверное, не меньше, чем сейчас. Много значила благосклонность высокого начальства, а она была направлена тогда на тех председателей, которые уже успели заработать авторитет и взяли курс на создание агрогородков, — это когда почти все хозяйственные объекты и объекты социальной инфраструктуры сосредотачивались преимущественно на центральной усадьбе, а быт колхозников по своему удобству и комфорту приближался к быту горожан. У этой модели были существенные минусы, которые всем теперь очевидны: умирали отдалённые «неперспективные» деревни, люди отрывались от привычного крестьянского уклада, с его трепетным, сыновним отношением к земле и ко всему живому. Валентин Яковлевич Парюгин выбрал иной путь: строить хозяйственные и социальные объекты там, где живут люди, чтобы дом и работа были рядом. Идти вразрез с общей, утверждённой в высоких кабинетах тенденцией было нелегко. Конкурировать с опытными и знаменитыми коллегами тоже.  В сторону агрогородка, созданного Героем социалистического труда  Михаилом Яковлевичем Бредовым, например,  протянули газ — колхоз им. Фрунзе и соседние сельхозпредприятия до сих пор без голубого топлива.

Имея средства для строительства жилья, Парюгин долго не мог добиться, чтобы ему дали серьёзную подрядную организацию, занимающуюся именно  жилищным строительством. Пришлось строить  своими силами и через Межколхозстрой, который  занимался преимущественно хозяйственными объектами. Плохо было и со строительными материалами — они были  в большом дефиците,  приходилось   «выбивать». В общем, построили, конечно, не такие добротные, как в Сосновце и в Парском, —  щитовые дома, но жильё людям дали. За время председательства Парюгина в колхозе им. Фрунзе  также ввели в эксплуатацию  около 120 квартир, ферму, зерно- и картофелехранилища. Все животноводческие объекты были реконструированы и механизированы. До сих пор используются две фермы на 200 голов КРС и три телятника, ну и, конечно, жильё — многоквартирные  и обычные дома. Парюгин со своей семьёй и сам живёт в таком же щитовом домике, который строил когда-то для колхозников.

При нём был реставрирован старый клуб на центральной усадьбе, в д. Тайманиха. Нужен был детский сад — в округе рождались дети, но в строительстве отказывали. Поэтому к старому детсаду сделали пристройку из щитовых домов, которая использовалась до конца 80-х годов.  Потом заключили договор и на строительство нового детского сада — сюда теперь водят ребятню со всех окрестностей. Под этой крышей     находятся и школа, и детсад, и библиотека — всем хватает места. При Парюгине проложили также водопровод и асфальтовые дороги на центральной усадьбе в Тайманихе, сделали асфальтированные подъезды к ряду деревень.

«Не всем моим замыслам суждено было сбыться, — с горечью замечает Валентин Яковлевич. — Уходил с поста председателя, оставляя уже подготовленную проектно-сметную документацию  ещё на ряд нужных социальных объектов (новый клуб, школу, жилые дома). Бери и строй. Но ничего не построили —  вскоре последовал развал Союза, инфляция, дикий капитализм. Умирает деревня. У нас в Мостищах, к примеру, из 30 домов  коренные жители живут только в четырёх, остальные — дачники. Местных рабочих в хозяйстве осталось процентов двадцать. Сложно работать в таких условиях, но я с надеждой смотрю на усилия нынешнего председателя СПК Михаила Докучаева — строит и реконструирует   объекты животноводства, внедряет новые технологии. Дай бог, чтобы всё получилось, и хозяйство сохранилось, округа ожила» .

 

 Лучшая награда — за труд

После ухода с поста председателя колхоза Валентин Яковлевич ещё 14 лет возглавлял сельсовет, а сейчас находится на заслуженном отдыхе. Думается, ему не в чем упрекать себя:  сделал всё, что мог в тех условиях, в которых находился, и не многие на его месте смогли бы свернуть  такую гору насущных и важных дел. Ведь, кроме создания производственной и социальной инфраструктуры, на его плечах лежала ответственность и за урожаи, и за надои. И  тут колхоз им. Фрунзе всегда был на хорошем счету. Отметим, что в те времена хозяйства района, в том числе — самые передовые,  испытывали серьёзный недостаток кормов, и Парюгин ещё  мотался по всему Союзу за соломой, хотя его колхоз не очень-то в ней нуждался.  На всех совещаниях и заседаниях  поднимал вопросы, связанные с работой и бытом людей, которыми руководил, добивался большего внимания к своей родной земле, но не всегда  начальство его слышало и шло  навстречу. Говорят, что Парюгина как успешного руководителя трижды выдвигали на получение  высоких государственных наград, но наградной лист  всякий раз терялся где-то в бюрократических дебрях.   В результате он имеет лишь медаль «За доблестный труд», которой, впрочем,  очень гордится.

Повезло Валентину Яковлевичу  со спутницей жизни.  С супругой Людмилой Александровной они вместе уже более полувека. Познакомились в клубе на танцах. Два года просто дружили, а потом поженились  и до сих пор живут душа в душу. Обустроили дом,  вырастили сына и дочь, теперь  у них уже трое внуков. В своё время Валентин Яковлевич вместе с женой активно участвовали в художественной самодеятельности, пели в знаменитом хоре Елховикова. А ещё он был заядлым футболистом — защищал честь колхоза в районных футбольных турнирах.

31 декабря   Валентину Яковлевичу Парюгину  исполняется 75 лет. К этой дате он пришёл с богатым жизненным, человеческим капиталом, с уважением людей.  Так пусть этот юбилей станет отправной точкой для долгой и полнокровной жизни в кругу близких и друзей, для новых свершений! Счастья Вам и здоровья, Валентин Яковлевич! Думается,  Ваши земляки и коллеги с удовольствием присоединятся к этим пожеланиям.

 Ольга Ступина

 

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *